Navigation




Ловушка подсознания. Часть IV

2011-03-03, Литература , Эдуард Мхом

,

Ловушка подсознания.

Прошло гудков двадцать, после чего звонок сбросился. Я набрал номер еще раз. Когда я услышал, наверное, десятый гудок, то глубоко вздохнул и в сердцах произнес:
- Ну что же ты трубку-то не берешь, Ботан?

Внезапно в прихожей послышалась возня и шелест пакетов. Звук был резкий и пронзительный. Я вздрогнул и замер на кресле с телефоном в руках. Шорох внезапно стих и тут я увидел бурую ладонь. Она громко шлепнула по паркету, вцепилась в него когтями и напряглась так, что выступили вены. Слабый свет торшера едва освещал руку, которая шла от ладони дальше. Рука была очень худой, почти что кость, обтянутая кожей. В то время как сама ладонь, была раза в полтора-два больше нормальной. Я увидел, что и сама рука очень напряглась. Рывок – рука сгибается в локте, и я вижу, как она подтаскивает тело.
Еще один характерный шлепок – вторая рука выбрасывается вперед и тоже совершает усилие. Тело становится ближе. Оно подползает ко мне с шорохом и скрежетом от мелких соринок на полу. Я заметил, что руки существа (а никак иначе то, что проявлялось передо мной, я назвать не могу) мало того, что очень худые и с большими ладонями, так еще и не пропорционально длинные. И вот тут, когда существо приблизилось ко мне на еще несколько сантиметров, я смог его разглядеть. Лицо его было таким же бурым как и все тело, кожа была сморщена, на голове были седые и растрепанные волосы, вокруг большого и, как мне показалось, беззубого рта разрасталась косматая борода. Нос у существа был большой, широкий и кривой с огромной черной родинкой у правой ноздри. Ноги существа были очень маленькие и толстые, и они безобразно волоклись за ним. По этой причине оно и передвигалось ползком. Вместо одежды на нем были какие-то лохмотья или серые тряпки. Вся его одежда была в пыли, соринках и прочем мелком мусоре.

А вот глаза… Глаза его горели такой нечеловеческой яростью, что эта ярость пробирала меня до мозга костей. Зрачки были черные как смола и полностью занимали все глазное яблоко. Голова существа мелко тряслась. То ли от ярости, то ли от напряжения.
Чувство ужаса, которое я испытал в этот момент, описать невозможно. Я вжался в кресло так сильно, как только мог. Мое лицо моментально покрыла испарина. Из-за холодного пота, выступившего на спине, рубашка прилипла к телу. Одной рукой я сжимал мобильный телефон, из которого не прекращали раздаваться гудки, а второй вцепился в подлокотник кресла. Я отчетливо чувствовал, как бьется мое сердце. Каждый удар мог стать последним. С каждым новым шлепком по паркету я вздрагивал, а сердце начинало биться еще быстрее. Я очень хотел отвести взгляд от существа или, хотя бы, зажмуриться, но не мог. Его яростный взгляд не отпускал меня. Закричать я тоже не мог. Меня всего как будто парализовало. Существо подползало все ближе и ближе, меня всего уже трясло.

- Зачем ты меня звал? – прошипело существо.
Я ничего не смог ответить. Единственное, что я мог, так это искренне и всем сердцем желать, чтобы существо незамедлительно исчезло. Но этого не происходило. Существо подползло ко мне вплотную, схватило меня одной огромной ладонью за ногу и стало забираться по моей ноге вверх.
С каждой секундой его ярость заползала мне в душу. С каждым мигом чернота его глаз становилась ближе.

- Зачем ты меня звал? – существо повторило свой вопрос еще громче, вложив в каждое слово столько ярости и презрения ко мне, сколько ни один человек не может.
Я не понимал, что существу от меня нужно, но, в любом случае, добра от него я не ждал.
Существо уже забралось ко мне на колени, как вдруг замерло. Наконец я нашел в себе силы отвести от него взгляд. Это единственное, что я мог сейчас сделать. И едва я начал отводить взгляд в сторону, как существо крепко и очень неприятно схватило меня за голову. Оно с усилием стало поворачивать мою голову так, чтобы наш взгляд пересекся. Я чувствовал на себе шершавость его костлявых ладоней. Я уже не выдерживал. Я не знал, что сейчас произойдет.

Наконец, еще одно неимоверное усилие и у меня получилось зажмурить глаза. В этот момент, я почувствовал невероятное облегчение. Сердце продолжало колотиться так же быстро, но ритм его постепенно становился медленнее, приближаясь к норме.
Существо ничего не делало. Оно просто держало меня за голову и ждало. Ждало, пока я открою глаза, чтобы проникнуть через них в мою душу, чтобы образовать там пустоту. Чтобы выплеснуть на меня свою ярость.
В какой-то момент, у меня дернулась рука, от чего из нее выпал телефон. Забывшись, я машинально открыл глаза.

Я был полон сил и был готов закричать во все горло, но заметил, что существа уже нет. Мобильник валялся на полу и даже и не пытался дозвониться до Ботаника. Это сон. Это был просто сон. А что же еще, если не сон? Я был так рад, что все это просто мне приснилось. Наверное, когда потягивался отключился. Как раз еще голова закружилась. Я вытер холодный пот со лба и тут же встал, чтобы включить большой свет.
Мягкий свет наполнил всю комнату и мне стало совсем спокойно.

Я прошел на кухню, поставил чайник, чтобы сделать себе кофе, немного отдышался после только что пережитого, закурил, и снова набрал номер Ботаника. На этот раз я дозвонился без проблем.

- Алло, - сказал Ботаник. В этот раз я слышал его отлично.
- Привет еще раз! Говорить можешь?
- Здорово, Ром. Могу. Рассказывай, как съездил. Я так понимаю, что у тебя что-то для меня есть?
- Есть! – я начал торопливо и возбужденно рассказывать Ботанику о том, что увидел сегодня у Суляева, - У моего клиента на кухне тоже стол весь в каракулях! И, представляешь, они такие же, как и у Сложной! Только у него они вырезаны! Что думаешь?
- Так-так-так, подожди, а откуда ты знаешь какие у Сложной были?
- Ну, вы же мне отчет на компе открыли, а я его распечатал, - сказал я зайдя в комнату и включив компьютер и добавил, - Весь вечер сегодня изучал.
- Так, стой. Во-первых, мы ничего у тебя на компьютере не оставляли. Даже если бы и захотели, то не смогли. Ты уже убегал, а дело Сложной нужно было б еще по всей картотеке искать. Ну это ладно, ознакомился, тем лучше. Во-вторых, плохо, что вырезаны. Не докажешь ничего против твоего клиента. А он еще и на ванную жалуется.
- А знаешь, что самое интересное? Стол не его! Он стол на помойке нашел. Уже с надписями.
- Это он тебе так сказал?
- Если бы! Это мне его наблюдательная соседка сообщила. Ты мне лучше скажи, что это значит? Почему я должен был сразу же с вами связаться?
- Вот поэтому и должен был. Сказали бы мы тебе, чтобы уходил оттуда.
- Слушай, а ты не темнишь? Что же вы мне это на работе-то сказать не могли?
- Да потому, - Ботаник запнулся, как будто попытался сдержать бранное слово, затем вздохнул и продолжил, - Потому, что эти дятлы ни с того ни с сего Сложную вспомнили, а она ни каким боком к твоему делу не относится. А тут еще и стол. И у тебя все совпало. Странное, в общем, совпадение. Ткнули пальцем в небо, а у тебя оно самое и оказалось.
- Еще одно странное совпадение хочешь? Знаешь, кто дело Сложной вел? Шумилов! А знаешь, как улица называется, где мой клиент живет? Не падай только – улица Шумилова!
- Ничего себе, - воскликнул Ботаник, - слушай, это уже не телефонный разговор, давай завтра на работе как встретимся, ты все подробнее расскажешь. У меня тут есть мысли по этому поводу, но мне нужно будет с нашими посоветоваться. Давай тогда, до завтра.
- Хорошо, пока.

Мне требовался эмоциональный выплеск, но я хорошо понимал, что, действительно, лучше будет обсудить все при личной встрече. Тем более, вопрос со странными надписями я решил. Хоть я сам мало что вынес для себя из этого разговора, тем не менее, ясность Ботаник внес.

Я выключил только что закипевший чайник, сделал кофе и прошел в комнату. Какое-то время я сидел на диване, вертя в руках оплавленный тетометр. «Вот тебе и взаимодействие помещения с различными предметами», - думал я.
А вдруг и, правда, он сам оплавился? А почему же тогда остальные детали быта в ванной Суляева целы и невредимы? Ванная отказалась принимать что-то новое?
Поток мыслей ни на минуту не прекращал роиться в моей голове. Сотни вопросов бесцеремонно ставили меня в тупик. На некоторые я находил ответы, которые, как мне казалось, в той или иной степени проливали свет на происходящее. Некоторые так и оставались нерешенными.

Сделав первый глоток кофе, я встал с дивана и подошел к компьютеру, предварительно вынув флэш-карту из тетометра.
В корневой папке флэшки лежал файл-отчет. Прочитать его могла только специальная программа, написанная и разработанная кем-то из отдела умников, которая, пропустив этот файл через себя, выводила его в качестве удобного графика. Разумеется, я располагал этой программой.

На графике отображались три линии. Зеленая, синяя и красная. Я опасался, что нужно будет детально все изучать, просматривать текстовое приложение с цифрами, но этого не потребовалось.
Красная линия подскочила вверх, едва я покинул дом Суляева. Это было хорошо видно, так как программа показывала все временные отрезки, на которых работал прибор.
Красная линия – это, так называемые тето-волны. Отсюда и название прибора. Эти волны открыл в свое время, ни кто иной, как тот самый профессор, на которого я работаю. Когда я только устроился, он мне подробно объяснял, что это за волны, и каким образом их улавливает тетометр. К сожалению, почти все его объяснение я забыл, взяв на заметку для себя только то, что если красная полоска на графике поднимается выше допустимого уровня – это плохо.
Только вот в этот раз полоска эта странная была. Обычно на графике отображались либо равномерные скачки, как удары сердца, либо плавный подъем вверх. У нас даже в кабинете висит небольшой плакат, на котором изображена «фиксация тето-волн». Сам-то я впервые сейчас такое увидел, до этого ориентировался только на этот плакат.
А тут вначале все ровно, потом резкий подъем (в то время как на плакате он изображен плавным и достигает своего пика примерно через пять-шесть минут), далее основной пик держится около часа, всего дважды опускаясь вниз меньше, чем на минуту. После этого резкий спуск, но не до конца, а на три-четыре деления. Далее, за полчаса до моего прихода снова все подскакивает на максимум. В течение семи минут скачки идут вниз, до самого нуля, держатся там не более десяти секунд и снова поднимаются вверх. Я так понял, что это время, когда плавился тетометр. К концу этих скачков опять резкий подъем вверх, не доходящий до двух последних делений. Затем время моего прихода – опять все падает на ноль.
Зеленая полоска стояла на нуле. Она отвечает за физические колебания. Значит, Суляев, действительно не трогал прибор. Впрочем, я уже итак в это поверил, но такое вот наглядное подтверждение было совсем не лишним.
Синяя тоже была внизу и практически сливалась с зеленой. Но она мне сейчас была совершенно ни к чему. Синей полосой отображались те же тето-волны, но только в том случае, если красная оказывалась не слишком явной и просмотреть все изменения было проблемно. Тогда тетомтер переключается в более чувствительный режим и производится повторное сканирование помещения.

Просмотрев текстовый документ с числовым отчетом показаний, я допил кофе, вынул флэшку из компьютера, сунул ее в карман и решил провести остаток вечера, расслабившись у телевизора. Все равно, странность этих показаний меня только удивляла и совсем не наводила на мысли по устранению этой странности.

Новый день наступил внезапно. Мне показалось, что спал я всего пару часов. Уж слишком трудно мне было встать и придти в себя.
После стандартного ежедневного утреннего рациона, я позвонил Суляеву и мы договорились о встрече. Затем я позвонил в НИИ, предупредил, что задержусь и выехал на Шумилова.
Подремав в метро и едва не проехав нужную станцию, я вновь зашел во дворы. Впрочем, на этот раз я сориентировался в них гораздо быстрее.

- Здравствуйте, Николай Владимирович, как ночь провели? Без приключений? – поинтересовался я, едва ступив на порог к клиенту.
- Здравствуйте, - потупив взгляд, сказал Суляев, - да, все нормально. Вы показания сняли? Что там у меня?
- Я буду с вами откровенен, я сам точно не знаю что у вас тут, но ничего хорошего прибор не выдал. Мне нужно будет вернуться в институт и сдать график на анализ. Возможно, даже лично я к вам уже больше не приеду. Возможно, институт направит к вам других людей.
Суляев с тревогой смотрел на меня, а я размышлял над тем, стоило ли ему вообще рассказывать о том, что все плохо? Так или иначе, он, все равно, узнал бы, что к чему, поэтому, думаю, ошибки в моих действиях не было.
- А зачем же вы ко мне приехали сейчас?
- Во-первых, я еще не закончил тестирование вашей ванной, а во-вторых, и это важно, мне нужно услышать от вас «Да» или «Нет». Ваш кухонный стол вы на улице нашли?
Суляев вздохнул, потер лоб и тихо произнес:
- Да.
- А вы не задумывались, что все начало происходить у вас именно из-за стола?
- Нет! Точно нет! Не может быть из-за стола. Все раньше стола началось.
- Все равно, вам разве не показалось странным, что на столе что-то написано. Вдруг этот стол алтарем каким-нибудь был у сатанистов, а вы его домой принесли.
- Я думал, это детишки игрались. Так-то стол хороший, вот я и подумал, что добру пропадать?
- Детишки?! – невольно вскрикнул я, - Вы считаете, что это детишки сделали?
- И что же теперь делать, - совсем расстроено произнес Суляев, - мне его выкинуть теперь надо?
- Пока ничего не делайте, я проконсультируюсь в институте по этому вопросу. Ладно, сейчас я проведу три теста на взаимодействие. На каждый тест уйдет около получаса. Мне нужны от вас два листка бумаги, ручка, иголка, ластик или пробка от вина, трехлитровая стеклянная банка и любой фрукт или овощ.

Пока я произносил эту фразу, Суляев на меня даже не смотрел, он смотрел куда-то в пустоту, видимо, переживая шок от сказанного мной про стол. Но, как только я договорил, он сразу приободрился, быстро кивнул и пошел в комнату. Я же остался в прихожей.
Вернувшись через минуту, он протянул мне все, что я просил.

Воткнув иголку в ластик, я оторвал от первого листка небольшой кусочек, согнул его дважды так, чтобы получился крест из сгибов, центром этого креста поместил листочек на кончик иголки, аккуратно поставил конструкцию на пол в ванной (не переступая через порог) и накрыл сверху трехлитровой банкой.

Видя немой вопрос на лице Суляева, я решил пояснить:
- Это маячок. Неужели вы такого не видели никогда? - Суляев отрицательно покачал головой, - В двух словах: если маячок качнется или начнет вращаться, то это будет явным доказательством того, что у вас тут что-то есть. Плюс ко всему нам будет проще устранить вашу проблему.
- А зачем устанавливать у меня какой-то мачок, если у вас приборы есть? К тому же, вы показания уже сняли.
- Вы правы, показания я снял, теперь мы точно знаем, что у вас тут что-то есть. Прибор зафиксировал концентрацию потусторонней энергии. А эти вот не хитрые дополнительные тесты помогут определить конкретный тип вашей проблемы. Понимаете, существуют три типа активности. Активность типа А, тест на который мы сейчас и проводим. Тип А – это самый распространенный тип аномальной активности. Говоря обычными словами, если тест окажется положительным, значит, очаг аномалии находится у вас в голове. Мы проведем некоторые тесты, непосредственно, с вами и устраним проблему. Активность типа Б – если тест на нее окажется положительным, значит в ванной у вас обитает что-то разумное, способное выходить на контакт. Таким образом, мы сможем узнать, что нужно нашему «невидимке» и, соответственно, устранить проблему. И активность типа В – самая опасная, временная. Если тест на нее окажется положительным, значит зона, в которой происходят аномалии, способна изменять ход течения времени. Вот тут уже могут начаться проблемы. На самом деле, активностей этих гораздо больше, а их подвидов еще больше, но эти три самые распространенные.
- А если эти тесты ничего не покажут? – как-то не доверительно произнес Суляев.
- В таком случае мы будем отталкиваться только от показаний прибора. Итак, сейчас пойдет самая нудная часть теста – 30 минут нужно внимательно следить за маячком. Как правило, если активность типа А присутствует в помещении, то маячок ее фиксирует уже на первой минуте. Но начальство настаивает на тридцати минутах потому, что иногда эта активность может, как бы, затаиться. Но суть не в этом, Николай Владимирович, вы не принесете мне стул или табуретку, не очень хочется тут на своих двоих стоять полчаса.
- Разумеется, - сказал Суляев и тут же подал мне стул.
- В общем-то, тест уже начался, вы можете заниматься своими делами, только в ванную желательно пока не заходить.
- Да я итак стараюсь в эту проклятую комнату как можно реже заходить! – воскликнул Суляев, но тут же спокойно добавил, - Тогда, с вашего позволения, я пойду в комнату, ознакомлюсь с новостями.
- Угу, - пробубнил я.

Суляев сидел в комнате и тихо, время от времени, шелестел страницами газеты, а я сидел в коридоре и наблюдал за маячком.
Сегодняшний Суляев снова показался мне каким-то не таким. Вчера днем он был нервный и боязливый, аккуратно переспрашивал, говорил достаточно вежливо. К вечеру он осмелел, несколько раз говорил со мной на повышенных тонах, потом, когда я обнаружил стол, совсем поник. Сейчас он вообще не пойми какой. «С вашего позволения», «детишки игрались». Как будто сменил манеру разговора. И что мы получаем? Может ли это быть психическим расстройством? Или расстройством личности? Или это я слишком подозрительный?

- Маячок не дрогнул, - сказал я по истечении тридцати минут.
- Это хорошо, да? – аккуратно спросил Суляев.
- Это просто факт. Теперь нужно провести второй тест. Сейчас мне нужно положить ручку и бумагу в какое-нибудь укромное место в ванной. Можно и просто на пол, но в таком случае дверь нужно будет закрыть.
- Хорошо, кладите на пол. В коридоре вам больше сидеть не нужно?
- Нет, - сказал я и протянул Суляеву банку с маячком.
- А что теперь будет, - сказал Суляев, относя на кухню банку, - я так понимаю, сейчас вы будете ждать, что на бумаге что-то проявится?
- Совершенно верно, - сказал я, закрыв ванную с помещенным на пол листком и ручкой, - вполне возможно, что с нами выйдут на контакт.
- Неужели все так просто? – поинтересовался Суляев, жестом приглашая меня в комнату.
- Конечно, все просто. Видите ли, если у вас там обитает «невидимка», то он уже знает, что мы его зафиксировали. То есть, это как преступника ловить. Поначалу он все время скрывается, лишь иногда давая знать о своем существовании, а как только его ловят, он уже готов отвечать на вопросы, а иногда даже и сотрудничать. Ваш «невидимка», если, конечно, у вас там именно «невидимка», уже прекрасно осведомлен, что я его зафиксировал. И если у него есть возможность выйти на физический контакт, то он, непременно, воспользуется этой возможностью. Нам остается только ждать.

Я сел на диван, достал из дипломата бланк, который являл собой незаполненный отчет о деле и, чувствуя, что я вряд ли вернусь сюда еще, решил начать писать отчет уже сейчас.
Суляев не возражал, он сел за стол и снова уставился в газету.
Из ванной доносился приглушенный звук воды, бегущей по трубам. Я хорошо понимал, что это именно вода и ни что другое. Но почему-то перед глазами сама собой вырисовывалась картина, как ручка начинает подергиваться, затем плавно приподнимается, упираясь в листок пишущим концом стержня, и начинает медленно выводить слова. Я не задумывался о значении слов, я представлял именно сам процесс их написания без участия человека. И от этого становилось жутковато.

Написав большую часть отчета, я обратил внимание, что тридцать минут уже прошли.
- Ну что ж, - сказал я, убирая бланк в дипломат, - давайте проверим, что у нас там.
Я прошел в прихожую, Суляев заинтересованно пошел за мной. Крепко схватив ручку на двери ванной комнаты, я на секунду замер, снова прокручивая картину написания слов на бумаге невидимой рукой.
Однако, открыв дверь, я увидел, что листок и ручка лежат точно так, как я их и оставлял. И, разумеется, листок был абсолютно чист.
Ничего не говоря, я взял листок и ручку и на их место положил яблоко, которое мне дал Суляев.
- Теперь проверим ванную на наличие активности типа В и я должен буду вернуться в институт с отчетом, - сказал я, закрывая дверь ванной комнаты.
- Я извиняюсь, - тихо произнес Суляев и недоверчиво посмотрел на меня исподлобья, - что за активность В?
- Я же говорил – временная. Чтобы ее зафиксировать, нужна любая органика. Мы, обычно, используем любой фрукт или овощ. Если через полчаса яблоко испортиться, значит, у вас там происходит искажение времени. Я точно не знаю, как с этим бороться, но знаю, что мы располагаем средствами для борьбы с этим феноменом.
- Скажите, а до этого хотя бы один из ваших тестов оказывался положительным?
- Лично в моей практике вообще не доходило до применения этих тестов, но в наших архивах имеется достаточно отчетов, в которых говориться, что благодаря этим тестам была идентифицирована та или иная проблема. Иными словами, эти тесты проверены временем и многократно применялись на практике. Волноваться не стоит. Я, конечно, понимаю, что со стороны это смотрится как-то не нормально, но, поверьте мне, так надо.
- Хорошо, надеюсь, что так оно и есть. А после вас кто приедет?
- Я не могу точно вам сказать. Это решит начальство.
Суляев о чем-то сильно задумался, но говорить ничего не стал.

Активность типа В через тридцать минут зафиксирована не была. Пожелав удачи Суляеву и предупредив, что ему сегодня будут звонить из института, я отправился в НИИ.
Без лишней суматохи, я добрался до места работы. Предъявив пропуск суровому охраннику, я поднялся на свой этаж и направился за свой стол.

Часть1

Часть2

Часть3

Часть4

Часть5

Авторская страница Эдуарда Мхом на Прозе ру.

Другие статьи на подобные темы:
Философский идеализм
Наш поэт
Нобелевская лекция I
Одно из трех преступлений на почве алкоголя
Дед Егор


Закрытие сайта

2017-11-01, Литература, Дмитрий Белабенко,

В скором времени сайт "Anidor.net" перестанет функционировать по причине его закрытия.

Подробно


Справедливость

2016-12-17, Литература, Дмитрий Белабенко,

Вопрос справедливости того или другого поступка, для людей имеет важное значение в общественной жизни. Мы постоянно обсуждаем различные действия одних людей по отношению к другим. Будь эти люди равны по статусу или находятся в подчиненном положении. Часто можно услышать о том, что правительство издает несправедливые законы. Поэтому очень интересно разобраться в самом понятии «справедливость» и выяснить его отличительные черты.

Подробно


Не приснилась же!

2016-04-03, Литература, В. Серпунина,

Однажды на лекции один из восхищённых студентов-химиков спросил Дмитрия Менделеева: "Скажите, профессор, как же вам удалось создать столь гениальную таблицу?" -- "Как?" -- удивился Дмитрий Иванович.

Подробно


Для чего люди одурманиваются? VI

2016-03-08, Литература, Лев Толстой,

Ужасны для отдельных лиц, как описывают их нам, последствия потребления опиума и гашиша; ужасны знакомые нам последствия потребления алкоголя на отъявленных пьяницах; но без сравнения ужаснее последствия для всего общества того, считающегося безвредным, умеренного употребления водки, вина, пива и табаку, которому предаётся большинство людей, а в особенности так называемые образованные классы нашего мира. Эти последствия должны быть ужасны, если признать то, чего нельзя не признать: что руководящая деятельность общества — деятельность политическая, служебная, научная, литературная, художественная — производится большею частью людьми, находящимися в ненормальном состоянии, людьми пьяными. Обыкновенно предполагается, что человек, который, как большинство людей наших достаточных классов, употребляет алкогольные напитки при всяком принятии пищи, находится на другой день, в тот период времени, когда он работает, в совершенно нормальном и трезвом состоянии. Но это совершенно несправедливо. Человек, выпивший накануне бутылку вина, стакан водки или две кружки пива, находится в обычном состоянии похмелья или угнетения, следующего за возбуждением, и потому в умственно подавленном состоянии, которое усиливается ещё курением. Для того, чтобы человек, курящий и пьющий постоянно и умеренно, привёл мозг в нормальное состояние, ему нужно пробыть, по крайней мере, неделю или более без употребления вина и курения.

Подробно


Для чего люди одурманиваются? V

2016-02-29, Литература, Лев Толстой,

Пьют и курят не так, не от скуки, не для веселья, не потому, что приятно, а для того, чтобы заглушить в себе совесть. И если это так, то как ужасны, должны быть последствия! В самом деле — подумать, какова была бы та постройка, которую строили бы люди не с прямым правилом, по которому они выравнивали бы стены, не с прямоугольным угольником, которым бы они определяли углы, а с мягким правилом, которое сгибалось бы по всем неровностям стены, и с угольником, складывающимся и приходящимся к каждому — и острому и тупому — углу.

Подробно


Точка зрения администрации сайта может не совпадать с мнением авторов.
2010-2017 © Анидор
Использование материалов сайта, полностью или частично, разрешается только с согласия правообладателя.
Если Вы обнаружили опечатку или неработающую ссылку, просьба сообщить администрации сайта.

Администрация сайта

Администрация

-------


Категории


Юмор

  • В зоопаpке pебенок, возбужденно тыча пальцем на клетку с обезьянами, кpичит: - Мама ! Мама ! Смотpи - пpогpаммисты !
    - Почему ты так pешил ?
    - Они как папа ! - не мытые, лохматые и мозоль на попе !!!

  • - Как тpи пpогpаммиста могyт оpганизовать бизнес?
    - Один пишет виpyсы, а дpyгой антивиpyсы.
    - А тpетий?
    - Опеpационные системы под котоpыми это все pаботает.

  • Дали соседнему отделу стажера.
    Слышу, сотрудники переговариваются:
    - Рожа все время опухшая... Глаза красные... На работе спит...
    - Пьет, что ли?
    - Может, квейкер просто...


Архив


Самые читаемые авторы сайта


Самое интересное на сайте


Также читайте на сайте


Книги